Философия Айкидо


Когда рассуждают об практической философии, присущей Айкидо, то всегда возникает идея реализации, идущая корнями в Даосизм и описанная в формуле из книги  "Духовные аспекты Айкидо" :

"Тот, кто мягок снаружи и силён внутри, будет вечно процветать.
Тот, кто силён снаружи и слаб внутри, будет процветать лишь мгновение.
Тот, кто гибок снаружи и слаб внутри, утратит то, что имеет.
Тот, кто силён снаружи и жёсток внутри, непременно будет повержен."

Великолепное описание, так как даёт пищу для размышления!

Упрощая:

1. гибкость снаружи + сила внутри - хорошо

2. сила снаружи + слабость внутри - хорошо в моменте

3. гибкость снаружи + слабость внутри - плохо

4. сила снаружи + ригидность внутри - плохо в перспективе

Внутренняя слабость - это отсутствие решительности и настойчивости. Обычно, в нашем бытовом (европейском) понимании, гибкость - это уступчивость и податливость - качество скорее негативное. Поэтому, внутренняя сила - это бескомпромиссность, доминирование, подчинение окружающей реальности под себя. Так - в западном мышлении, но не на Востоке.
Жёсткость - это не жестокость. Это ригидность, неподатливость, не способность меняться сообразно обстоятельствам.
Резюмируя, поведенческую философию Айкидо, мы видим, в идеале, сочетание таких качеств, как:

- гибкость, реактивность и высокая адаптивность при наличии внутренней силы, побуждающей к действию.

Collapse )

Не будь равнодушным

На памятных мероприятиях по случаю 75-й годовщины освобождения концлагеря Аушвиц-Биркенау в Освенциме выступил бывший его узник Мариан Турский. Его речь вызвала большой резонанс в Польше.

93-летний польский журналист и историк еврейского происхождения отметил, что люди живут по 10 заповедям, но на фоне зверств нацистов и событий Холокоста появилась и одиннадцатая: «Не будь равнодушным». Вот полный текст его речи:

Уважаемые собравшиеся, друзья!

Я один из тех немногих еще живущих, кто был в этом месте почти до последней минуты перед освобождением. 18 января началась моя так называемая «эвакуация» из Аушвица, которая через 6,5 дней оказалась Маршем смерти для более чем половины моих сокамерников. Мы были вместе в колонне из 600 человек. По всей вероятности, я не доживу до следующего юбилея. Такова жизнь.

Поэтому простите мне мое волнение. Вот что я хотел бы сказать, прежде всего, моей дочери, моей внучке, которой спасибо, что присутствует здесь, в зале, моему внуку, их ровесникам, а также новому поколению, особенно самому младшему, совсем юному, гораздо младше них.

Collapse )